Пенсионерку, обматерившую чиновницу, посадили в СИЗО: «Не ест, не спит»

Пенсионерку, обматерившую чиновницу, посадили в СИЗО: «Не ест, не спит»

Пожилая женщина пыталась разобраться в райадминистрации по поводу лужи

— Мама, мама, как у тебя прошел день?

— Да, ничего особенного, сынок. Я сегодня бабушку 66-летнюю на 30 суток закрыла за то, что у нее нет денег заплатить штраф за оскорбление какого-то мелкого чиновника. Пойдем кушать.

Так обрисовал гипотетический домашний вечер в доме одной служительницы Фемиды адвокат Дмитрий Джулай после того, как узнал курьезную и одновременно трагическую историю, что произошла с пенсионеркой из Подмосковья Тамарой Васильевой. Ее трагедия в том, что пожилая и очень больная женщина оказалась за решеткой, где ей совсем не место. А курьез в том, что статья, по которой ее судили, даже не предусматривает наказания, связанного с лишением свободы.

 

В 2015 году Тамара Васильева приехала в Краснодарский край в гости к сестре. А у той беда. Как дождь — так участок вместе с домом подтапливает. Сколько ни обращалась сестра в администрацию сельского поселения Кубанское, результата никакого. Тамара Васильева решила помочь родственнице. Но не сдержалась. Как следует из приговора судьи участка №263 Новопокровского района Краснодарского края, старушка «вошла в служебный кабинет главы поселения и стала высказывать сведения, порочащие его честь и достоинство как человека и главы Кубанского сельского поселения». Тем, что «в присутствии посторонних граждан публично стала выражаться в его адрес грубой нецензурной бранью в виде сравнений с животными, половыми органами, сексуальными меньшинствами».

Представитель власти обвинил Васильеву в публичном оскорблении. Такие дела ввиду их небольшой тяжести рассматриваются в мировых судах и наказываются штрафом, обязательными либо исправительными работами. Судья учла «степень общественной опасности» старушки и назначила ей штраф в 7000 рублей. Было это 28 июня 2017 года.

Как рассказал «МК» адвокат Дмитрий Джулай, Васильева утверждает, что в суде ей так и не выдали копию приговора и не разъяснили, куда перечислять штраф. Она вернулась в Москву, и два года ее никто не трогал.

А 14 июля этого года старушка приехала на Курский вокзал, чтобы снова отправиться к сестре. Прямо в вагоне ее повязали полицейские и сообщили, что она почти семь месяцев числится в розыске.

В полиции Васильеву продержали сутки, после чего отвезли в Басманный суд, где она узнала, что, оказывается, замначальника филиала №5 ФКУ УИИ УФСИН России по г. Москве попросил заключить ее под стражу, поскольку она якобы скрывается «в целях уклонения от отбывания наказания в виде ограничения свободы». Посадить бабушку в СИЗО представитель УФСИН просит «до рассмотрения представления о замене ограничения свободы на лишение свободы в связи со злостным уклонением от отбывания наказания...»

Путаное представление, но судья Левашова В.Е. легко эту просьбу удовлетворила. Суть принятого судьей решения, как пояснил адвокат, такое: «Бабушка взята под стражу в целях обеспечения рассмотрения будущего представления УФСИН о замене ей ограничения свободы на лишение свободы».

Но откуда взялось ограничение свободы, когда суд присудил старушке штраф? Оказывается, постановление о замене штрафа на ограничение свободы сроком на 6 месяцев принял 12 марта 2018 года еще один мировой судья в Краснодарском крае.

Но адвокат уверен, что этот судья не должен был изменять Васильевой наказание. «По закону наказание в виде штрафа исполняется по месту фактического проживания лица, — объясняет Джулай. — То есть Краснодарское УФСИН не должно было обращаться в суд с просьбой о замене штрафа на ограничение свободы, поскольку бабушка зарегистрирована в Москве с 1992 года. А фактически проживает в Щелкове. Получается, постановление о замене наказания вынесено судом на основании представления ненадлежащего органа».

Почему так произошло? Из постановления Басманного суда это непонятно. Можно предположить, что изначально к приговору Васильевой не отнеслись с серьезностью. А когда спохватились, что за девять месяцев с нее штраф так никто и не взыскал, придумали хитрый ход. Новое постановление направили в УФСИН Москвы. Но Васильева-то этого не знала.

Даже в самом представлении УФСИН, что рассматривал уже Басманный суд, говорится, что 26 ноября 2018 года сотрудник выехал по месту жительства Васильевой, но дверь открыла другая женщина, которая «пояснила, что Васильева по данному адресу не проживает около 6 лет, ее местонахождение неизвестно». После этого УФСИН почти месяц проводило «мероприятия по установлению местонахождения Васильевой Т.А., которые положительных результатов не дали». Потом в дело вступила полиция. Следующие полгода свои «мероприятия» проводили полицейские. Вычислить бабушку им удалось только когда она купила билет на поезд и села на купленное место. То есть засекли ее после того, как она отметилась в билетной базе.

Так что ж раньше сотрудники трех служб — судебных приставов, исполнения наказания и внутренних дел — не проявили подобной смекалки? Ведь старушка а) где-то получает пенсию, значит, должна значиться в базе хоть одного банка; б) как и большинство пожилых людей, имеет букет серьезных заболеваний, а значит, где то лечится, можно найти ее через врача; в) имеет квартиру в собственности, значит, сведения об этом есть в Росреестре.

При желании ее можно было сразу заставить заплатить этот злосчастный штраф — просто снять с карточки деньги в день пенсии, как это обычно и делается.

А что теперь?

— Я вчера был в СИЗО №6, где содержится Тамара Васильевна, — рассказывает Дмитрий Джулай. — Она очень плохо себя чувствует. У нее мастопатия, миома матки, огромная опухоль щитовидной железы — практически на всю шею.

То есть получается, что и судья особо не напрягалась? Даже не проверила состояние здоровья пожилой женщины, перед тем как впихнуть ее в камеру?

Адвокат считает, что у судьи вообще не было повода лишать Васильеву свободы.

— Изменить наказание на лишение свободы можно только в случае злостного уклонения человека от его исполнения, — объясняет Джулай. — Но злостное уклонение УФСИН не доказало. Рапортов, справок, уведомлений о том, что Васильева должна приходить отмечаться, в деле нет. Получается, оснований для помещения ее под стражу не было? Да и статья 319 УК РФ не предусматривает в качестве наказания лишение свободы. То есть к Васильевой нельзя применить санкцию, не предусмотренную статьей, по которой она была осуждена в 2017 году.

Ну и зачем тогда бабушку законопатили за решетку? Почему решили, что другими средствами невозможно обеспечить ее явку в суд? Почему нельзя было назначить Васильевой, например, домашний арест? Она могла бы подождать в своей квартире, пока очередной судья решит, как ей, наконец, искупать свою «огромную» вину.

Может, судья не поверила, что у Васильевой есть квартира, потому что в материалах дела не было на нее документов? Так это и понятно — бабушка их с собой в Краснодар не брала. Но она пояснила, что документы лежат дома. Нельзя было отложить заседание и послать кого-то за ними?

А ведь ситуация, что произошла с Тамарой Васильевой, может случиться с любым. Какой русский человек, пусть даже и женщина, не рубанет при случае крепким словцом по разгильдяйству?

Вот она и рубанула. И получила выше крыши.

Но если заглянуть в приговор судьи участка № 263 Новопокровского района Краснодарского края, получается, что сорвалась-то она не на ровном месте. Там есть данные о том, что представитель власти, работа которого возмутила старушку, уже два года как занимал свое место. Его кто-нибудь накажет?

А других участников этой истории, что два года непонятно чем занимались? Смешно сказать — не могли вычислить бабулю. То, что Васильева не какая-то матерая аферистка, тоже подтверждает приговор, в котором написано, что она «по месту жительства характеризуется удовлетворительно, ранее к уголовной ответственности не привлекалась». И как же тогда у нас ловят настоящих преступников?

А судья могла отнестись к бабушке внимательнее? Понятно, что у судей много дел. Но ведь это старушка, которая никого не убила, ничего не украла. Но сидит сейчас среди воров и убийц и, как говорит адвокат, «не ест, не спит». А если у нее от переживаний сердце разорвется? За это кого-нибудь накажут?

Мы ни в коем случае не оправдываем нецензурную брань. Только как тут не выругаться?

показать комментарии ( 8)