Российское государство превращается в криминальное

Российское государство превращается в криминальное

Криминальное государство — это институт, который не выполняет собственные законы, не уважает международное право и, добавлю ещё, создаёт квази-право, преференционное в отношении собственного режима для его самовоспроизводства. Как любой криминальный организм оно тяготеет к гипертрофии монополии единоначалия (монополия власти) и к тотальному контролю сетевых проекций. История показывает, что такого рода организационные мутанты исторически недолговечны, заканчивают плохо и поэтому превращение современного российского государства в криминальное, то есть преступное — это угроза стране, требующая научного осмысления|, общественного осознания и, естественно, активности.

В настоящем исследовании были поставлены две задачи. Первая задача, как вопрос: почему криминальное государство обречено на историческое поражение? Вторая задача: как криминальное государство воспроизводит самоё себя?

Некая эмпирическая база, правда не «первичка», а уже с определенным моделированием — введенный нами индекс успешности страны, который включает в себя как управляемые государством параметры управлении, так и результирующие параметры, описывающие её состояние как итог управления, состояние, как характеристику развития страны, основанный на статистиках, сотен показателей, — показывает, что в период путинизма (взят период от 2000 г. до текущего момента и методом коллективного разума сделан прогноз) никакого развития страны практически не происходило до момента, когда политический режим вообразил, что он суверенен и что он может влиять на повестку мира. После этого момента началась резкая деградация состояния страны.

Рис. 1. Индекс успешности страны показывает, что Россия устремилась к порогу распада. Пунктирная кривая — прогноз

В мире на путинские претензии относительно лидерства ответили, что поскольку государственное устройство России десуверенизовано, государственное управление на самом деле осуществляется из лагеря геополитического противника, из-за рубежа и индекс успешности темпами даже более крутыми, чем в период кризиса 2008—2009 гг. в этот период падает, то времена относительного сырьевого благоприятствования закончены. По прогнозу индекс успешности будет резко сброшен во всеобъемлющем кризисе на рубеже 2020 года. И по прогнозу же, который основывается на вызревании в российском обществе и в мировом влияющем сообществе так называемого Большого проекта переустроения России, возникает шанс на сброс в историю путинизма и оздоровление страны.

Коэффициент жизнеспособности страны — похожая по своей природе характеристика, которую мы мониторируем в историческом окне, — показывает такую же динамику сползания страны к кризису, но и к шансу на оздоровление и возрождение России.

Рис. 2. Коэффициент жизнеспособности России (пунктир-прогноз) указывает на деградационное «развитие» России в период путинизма

Население, как чувствительный распределенный «измерительный» инструмент, демонстрирует понимание состояния страны и трендов её угасания. Несмотря на искажающее влияние оголтелой провластной пропаганды. Характерны оценки гражданами страны «правильности курса» страны — тренд падающий. Тренд развития социальной сферы — падающий. Тренд развития политической сферы — падающий, тренд развития социальных институтов — тоже падающий. Это ключевые сферы страны, которые оценивает совокупное общественное мнение.

Рис. 3. Разность положительных и отрицательных оценок трендов развития страны населением России

Эти данные, которые хотя и конспективны, в то же время интегративны, показывают, что динамика направлена в сторону деградации, угасания страны и вот первый тезис: путинизм, как политический режим криминального приватизированного государства, о чем речь впереди, обречен, и ничто не способно обратить характер этого обреченного развития.

Как формируется система управления, которая выглядит просто фантасмагоричной в своём упорстве в деградационном управлении страны? Прежде всего, это монополизация власти, которая вызывает такие характеристики и явления как переходящий в реакционность консерватизм, отсутствие кадровой ротации и клановость, снижает уровень профессиональности и качество госуправления. Фальсифицируется избирательная система, на чем я остановлюсь подробно. Государство как институт становится преступным в смысле того формализма, с которого я начал своё сообщение. Государство становится социально и политически неустойчивым вблизи порога слома системы, революционных преобразований и геополитического распада страны. Государство становится мировым изгоем. Это всё и является описанием феномена, который мы именуем путинизмом.

Монополия власти возникает как по горизонтали так и по вертикали. Поь горизонтали в пространстве ветвей власти, который должны быть самостоятельны и запускать механизмы сдержек, противовесов или баланса. Механизм монополизма сформирован и по вертикали: политическая роль субъектов федерации в федеративном государстве уничтожена.

Избирательная система, которая призвана организовывать лифт для наиболее дееспособных, общество в избирательной системе, которое призвано играть роль института сдержек и противовесов в лице политической оппозиции — легальной, профессиональной — глобально сфальсифицированы, о чем я ниже в деталях расскажу.

Всё это вписывается в модель, которая находится в развитии и именуется приватизированным государством. Приватизация здесь касается не только и не столько материальных активов, сколько условного капитала или управленческих функций и мандата.

Рис. 4. Монополизация власти как причина деградации

Классическая пирамида, в которой общество и народ — это основание, а система управления пирамидальная и замыкающаеся на высшие институты власти, в здоровом случае всегда имеет обратные связи, в том числе формирующие власть, давящие на власть, участвующие в выработке её решений.

Рис. 5. Классическое государство, инвалидизированное «приватизацией государства»

В приватизированном же государстве макушка пирамиды оторвана от основания и все попытки транслировать интересы, нужды, чаяния общества, участвовать в вертикалях обратных связей, в том числе в избирательных процессах, убиты. Верхушка замыкается сама на себя, правящие элиты самовоспроизводят себя, превращаясь в подобие неротируемой хунты, и такие институты, которые являются необходимыми для успешности развития страны, как демократия, выборы, ротация, в стране уничтожается.

Не слишком ли гипертрофированно негативная оценка дается нынешнему режиму? Я остановлюсь на следующей логистической причинной цепочке: монополия власти — коррупция — неэффективность управления — безнаказанность — преступность, в основном в той части, в которой она показывает, как власть воспроизводит себя, порождает положительную, не в смысле позитивного развития, а в смысле усиления тех явлений, которые страну ведут к деградации и краху, а именно, на криминализации вопросов формирования власти.

Выдвигаю тезис: в современной России в период путинизма создана, как некоторое время тому назад была создана государственная допинговая система, государственная система фальсификаций федеральных выборов, централизованно управляемая, целенаправленная и действующая уже не один избирательный цикл. Почему эта система является преступной, то есть криминальной, незаконной и внезаконной? Например, создаётся преференционное квазизаконодательство: партии, которые прошли в Госдуму, освобождаются от сбора подписей на президентских выборах — преференция очевидна. Эти партии получают государственную бюджетную дотацию в миллиардных объемах, причем платят за это налогоплательщики независимо от партийной принадлежности и голосования за них на выборах.

Последние новости из этого ряда: чек, одобряющий услуги КПРФ и Зюганова, Жириновского и ЛДПР на последних президентских выборах, который выписан в Государственной Думе совсем недавно. Это при большинстве Единой России, от решения которой зависел исход то ли этот закон принимается в первом чтении, то ли нет. О чем суть: возврат из бюджета денег партиям, выдвинувшим кандидата на выборах президента по цене 20 рублей за один голос, превратились в ставку в 150 рублей за один голос. Эта преференция, нарушает международно признанные принципы и нормы, связанные с равенством прав на выборах, с равенством прав граждан избирать и быть избранными. Статьи 3–4 Конституции: «Никто не вправе присваивать власть в Российской Федерации», «Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону» — нарушаются с 2011 года, по крайней мере анализировались выборы с этого года.

Уголовный кодекс, статья 142, определяет наказание за фальсификацию избирательных документов, документов референдума, за подделку подписей избирателей, незаконное изготовление избирательных бюллетеней. Статья Уголовного кодекса 142, часть 1, наказывает за фальсификацию итогов голосования. Статья 141 УК наказывает за воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий. Детальный разбор показывает, что государственная система организации и проведения выборов превратилась в преступную, то есть в криминальную систему.

Как осуществляется уголовно наказуемая фальсификация выборов реально на фактах? Это вынуждение членов избирательной комиссии, председателей делать вбросы пачек бюллетеней в пользу фаворита, кандидата от власти, в данном случае за действующего президента Путина. Это массовое явление, которое сопровождается вторым элементом фальсификации, второго типа, я поясню дажее, что это такое. Это переписывание первичных протоколов участковых избирательных комиссий, в которых цифры чудесным образом изменяются по мере трансляции вверх в направлении Центральной избирательной комиссии.

На выборах 18 марта 2018 г. внедрена новация-модернизация: бюллетени голосования в КОИБах массовым образом были поддельными и по закону не подлежали подсчету в случае, когда специальная марка была приклеена не в том месте, где она должна располагаться и где она располагается на фото при голосовании Путина, Жириновский и других кандидатов в Президенты — в верхнем правом углу на обороте бюллетеня для голосования, а не в произвольном месте. В противном случае, по закону такие бюллетени считаются недействительными и не должны подсчитываться, а они подсчитывались! Можно легко догадаться в пользу какого кандидата. Беспрецедентным в этот раз было и административное давление.

Рис. 6. В марте 2018 г. в избирательные технологии государственной системы фальсификаций внедрены новшества

Фактически приказные административные протоколы доводились по вертикали от администрации президента до районных властей, в которых указывалось, как и что делать и ставилась основная задача: явка 70%, и, внимание, за «Кандидата» 70%. В этом словаре присутствует ещё и словосочетание «основной кандидат». Ставилась задача «70–70» и мы увидим далее, как она выполнялась. По государственным корпорациям типа «Роснефть», «Почта России» и другим проводилась вертикальная команда по этой самой задаче «70–70».

Государственные телеканалы распоряжались временем, которое оказалось доступным кандидатам на выборах, с учетом того, что до 16 раз время на кандидата Путина превышало возможности всех иных кандидатов. И посмотрите какая здесь забавная ситуация: ровна так как расположена доступность времени для кандидатов в СМИ, расположились места, занятые кандидатами на выборах, — настолько эффективен этот инструмент. А способствовало тому то, что Путин в отпуск не ушел и на его политическую кампанию фактически работало все государство.

Рис. 7. Неуход Путина в отпуск и работа на него государства стали фактором его «победы»

Государственная машина фальсификаций, тем не менее, не доказывается путем доказательств фальсификаций на отдельных участках. Их 95000 и по каждому факт подделок наблюдатели не смогли зафиксировать, поскольку их было значительно меньше. Грудинин на каком-то участке оспаривал итоги, ничего, естественно не получилось.

Однако, есть научный подход, методология, которая изучает интегрированные характеристики итогов выборов, статистические распределения — это математический анализ, что позволяет фиксировать и измерять фальсификации.

Методы, которые мы применяли, в том числе, впервые, следующие. Первый метод основан на модели Гаусса, которая описывает распределение голосов в зависимости от явки и в классическом случае имеет гауссов вид. Мне говорят, что такой вид реально на выборах не встречается. Но на самом деле встречается.

Рис. 8. Распределение голосов от явки имеет гауссов вид при честных выборах

А вот как выглядят выборы, когда в них вторгается глобальная система фальсификаций, и уже не по отдельным городам, а по стране в целом.

Рис. 9. Черным, вне кривой Гаусса, выделены области ложных явок и голосов

Можно видеть, что залитые черным добавки, это ложные явки, ложные голоса и, как видим, они вброшены и приписаны за кандидата от власти, то есть за действующего президента Путина, как и в 2012 году, как и на выборах Госдумы в 2011 и 2016 годах в пользу партии власти.

Это первая диагностика, мягкая модель, которая позволяет оценить количество ложных голосов по отношению к тем, которые обладают признаками реальных, хотя сразу должен сказать, что мягкость нижнего предела оценки фальсификаций связана с тем, что не учитываются фальсификации первого типа, поясню позже, что это за фальсификации и также часть фальсификаций второго типа. Поэтому гауссова модель — это только первое приближение в реконструкции истинных итогов выборов, оценка уровня фальсификаций снизу.

Далее используется второй закон природы массовых выборов, основанный, конечно, на законе больших чисел, который говорит о том, что от явки отношения предпочтений избирателями тех или иных партий или кандидатов не зависят, то есть на графике должны выглядеть как горизонтальные линии. Так они и выглядят для всех, кроме единственного кандидата, а именно кандидата Путина, что говорит о том, что здесь естественными выборами и не пахнет.

Рис. 10. Отношение предпочтений избирателей друг к другу от явки не зависит и только при фальсификациях зависимость появляется

Следующий метод. Должен подчеркнуть, что математические статистические методы должны установить факт значимых фальсификаций, на юридическом языке «не позволяющих выявить истинную волю избирателей», что и даёт и для ЦИКа основание отменять выборы, и для кандидатов опротестовывать выборы, и для граждан опротестовывать выборы, а для политиков не признавать их результаты легитимными. Зависимость дисперсии от выборки на сфальсифицированных выборах всегда демонстрирует взрыв, хотя дисперсия, то есть разброс от среднего должна плавно сходиться (уменьшаться) по мере роста выборки.

Кроме установления самого факта фальсификаций, математико-статистические методы позволяют сделать реконструкцию истинных итогов голосования, исходя из фальсифицированных исходных данных. Сделать тайное явным.

Четвертый метод, метод асимптот основан на том, что при увеличении явки, либо размера участка кривые стремятся к своим истинным значениям, а если это стремление к своим истинным значениям вдруг разворачивается и с некоторого значения явки идет в другую сторону (в сторону победных значений, вверх) для фаворита от власти, а для оппозиции наоборот идёт вниз, то это свидетельство работы системы массовой фальсификации.

И нет, конечно, сомнений, что несчастные учителя, которые работают на избирательных участках, не сами придумали и стали совершать уголовно наказуемые деяния, а именно запихивать пачки бюллетеней в избирательные урны, или делать подложные протоколы, зная, что за это грозит до 4-х лет тюрьмы по цитированным статьям УК. Нужно вообразить, что могло их заставить делать это и что и кто гарантировал им безнаказанность. Из этих соображений вытекает единственный логически ответ: это общегосударственная система уже упоминавшегося приватизированного государства, для которого внезаконность, незаконность и преступность становятся своеобразной формой существования. А что же это за фальсификации первого типа и второго типа, которые упомнались выше? На президентских выборах 2018 года мы стали свидетелями эволюционного развития государственной системы фальсификаций. Появились новшества.

Истинное отношение избирателей к кандидату при каких-то явках даёт определенное количество голосов — это то, что реально имеет место. Левое нижнее облачко на рисунке.

Рис. 11. Два типа фальсификаций. Первый — административное давление и государственное субсидирование. Второй — вбросы бюллетеней и переписывание протоколов

Что происходит в результате фальсификаций первого типа — давления административного ресурса, принуждения, угроз, подкупа и информационного насилия и зомбирования?

Облачко поднимается вверх и сдвигается вправо. Этот вид фальсификаций трудно обнаружить, но в итоге это было сделано, я это покажу. И второй вид фальсификаций, который попроще, — это те самые вбросы пачек бюллетеней, фальшивые бюллетени и переписывание протоколов — они диагностируются и тоже, как более жесткая оценка, при реконструкции используются. В частности, угол наклона этого второго облачка к горизонтальной оси мы ввели как коэффициент фальсификаций второго типа, и еще увидим их общероссийский характер.

Таблицу с распределением занятых мест кандидатами в соответствии с использованным временем для пропаганды на центральном телевидении, который характеризует фальсификацию первого типа, мы уже привели — это информационное программирование населения. А вот подкуп это дело более скрытое. В частности, можно видеть, как по указанию Путина — майский указ, и решению Правительства пять лет подряд зарплаты бюджетников на рубеже — первый квартал нового года — среднее по предыдущему году падали, а в январе—феврале 2018 года они приросли по отношению к предыдущему году на 23%. В чем разница? В том, что за январём-февралём 2018 года следовали выборы президента 18 марта.

В том числе по отдельным категориям бюджетников прирост был, на фоне предыдущих спадов до -11%, +35%. Это глобальный подкуп избирателей в рамках системы в пользу кандидата от власти.

В целом мы диагностируем губительный цикл с положительной обратной связью, а именно: некогда выбранная власть, поработавши, создаёт ситуацию, когда избиратель её должен оценить. Как он оценивает, я показывал по данным социологии. Он эту оценку бросает в виде бюллетеня, подсчитывается эта его оценка как итоги выборов и власть должна бы измениться, если она сработала против интересов большинства избирателей. И, наоборот, она должна бы укрепиться, если она сработала в пользу избирателей. Но поскольку результаты развития всем известны и я их показывал, то в этой цепочке должна быть сменяемость власти, чего мы не видим, а видим противоположный эффект Связан он с воздействием, которое квалифицируется как государственная система фальсификаций федеральных выборов. Насколько это опасно мы все знаем.

Итак, вот прямая эмпирика, которая доказывает наши исходные тезисы. Коэффициент фальсификаций второго типа по всем субъектам РФ в 2011 году показывает, что выборы в Госдуму фальсифицировались в пользу Единой России, а уворовывались голоса у оппозиции. Почему такое распределение по всем регионам? Оно показывает, что это не особая инициатива отдельных регионов — а общероссийское явление. В 2016 году фальсификации были не только на голосовании по партийному списку, но уже и по мажоритарным округам в пользу единой России делалось то же самое, но в два раза сильнее, чем в 2011 году — прогресс в смысле регресса налицо.

Рис. 12. Фальсификации общегосударственного масштаба формировались как система несколько лет, всегда в пользу партии власти и Путина

Это вновь доказывает единый централизованный характер управления фальсификациями. Потому, что предположить, что в отдельных округах, отдельных субъектах федерации, но всё на одном и том же уровне делается случайно — невозможно.

И, наконец, выборы президента в 2012 году и 2018 году показывают ту же самую картину общегосударственной системы фальсификаций.

Рис. 13. Фальсификации в пользу Путина стали традицией

Как решалась поставленная административно задача «70–70» — видеть очень забавно. В Санкт-Петербурге Полтавченко обеспечил цифру ровно 70% , тоже самое у Воробьева в Подмосковье.

Рис. 14. задача 70–70. 70% явки любой ценой исполнено фальсификаторами буквально

Причем в Москве этого явления нет, как и пичков — психологических отпечатков пальцев на цифрах явки, красивых, юбилейных значений — 70%, 75%, 80%, что является качественным свидетельством искусственности итогов голосования. Задача «70–70» действительно выполнялась.

Вот как выглядит распределение предпочтений от явки относительно кандидатов, которые не являются фаворитами власти — помните я говорил о законе независимости — горизонтальная кривая — а вот кривая, которая начинает расти уже с 40–45% явки для кандидата Путина. Всё, что с этого значения насчитано Путину является фальсифицированным результатом.

Рис. 15. Вместо горизонтальной прямой Путину «сделана» круто восходящая кривая — свидетельство факта и уровня фальсификаций

Свидетельство о дисперсии по г. Москве более-менее близко к законной сходимости, здесь же мы наблюдали и более-менее правильную гауссоиду, а почему? Это ещё одно свидетельство управляемости общероссийскими фальсификациями, а именно: столицу не трогают! Боятся разбудить рассерженных горожан, как это произошло в 2011 году.

Рис. 16. Дисперсия также доказывает фальсификации

Но зато добирают в регионах. Вот примеры того, что распределение от явки числа голосов за Путина — синим и за оппонентов — зелёным не является случайным. Как и углы наклона — коэффициенты фальсификаций.

Рис. 17. Примеры фальсифицированных распределений в регионах

Как происходила реконструкция истинных итогов голосования, учитывая, что сам факт масштабных фальсификаций на качественном уровне доказан? Это возможно сделать несколькими методами, которые я перечислял: модель Гаусса, модель асимптот и впервые был применён для анализа фальсификаций первого типа краудсорсинг, или метод распределенной экспертной оценки.

Его результаты при анализе уровня фальсификаций первого типа нужно понимать правильно. Это случай так называемого мысленного эксперимента. Что было бы, если бы массового административного давления, информационного давления не было бы? Ответ дает данный метод.

Видно, что кривые голубая и коричневая (я брал не только для Путина, но и для Грудинина, потому что явление Грудинина, как явления сговора с администрацией президента для мобилизации протестных неформатных настроений тоже интересно для анализа). Что мы видим? Если исключаются фальсификации второго типа, то кривые с явки в 67% сдвигаются влево и явка становится совсем другой, как и средний уровень, подсчитанный для Путина и Грудинина. Если же исключаются фальсификации и второго, и первого типа (зеленая и сиреневая кривые), то мы получаем ту самую предельную оценку, к которой нужно правильно относиться — это итог мысленного эксперимента — снять кодирование населения информационным насилием физически невозможно. Но математически это сделать можно, что мы и проделали и получили следующие итоги.

По мягкой гауссовой модели Путин получил 49%, то есть в первом туре он не выиграл, Грудинин получил 10.6%, а явка составила 52,5%. Если часть фальсифицированных протоколов исключить, а возможность такая была, то получается следующая оценка: Путин — 45%, явка 42%. Если исключены все фальсификации второго типа, то Путин 19%, Грудинин 8,4%, явка 50%. И, наконец, самая жесткая конечная оценка: Путин 14%, Грудинин около 6% и явка 40%.

<hr/>

ВЫВОД

В стране создана система государственной централизованной незаконной, то есть преступной фальсификации федеральных выборов, что зацикливает и закукливает правящую группировку саму на себя и не позволяет никаких вторжений с целью оздоровления и узаконивания этих процедур. Почему встает вопрос о криминальном государстве? В работе показано, что государство, формируя власть (и законодательную, и высшую) нарушает Уголовный Кодекс и Конституцию. Сознательно и системно. В результате власть становится незаконной. В результате все, что она делает- незаконно.

И второе. Вывод не только государственно политический, но и общественно политический: реальные цифры показывают, что предельно в позиции (не за Путина и против Путина) около 86% населения. Это значит, что 86% не поддерживают путинский курс страны, не поддерживают то явление, которое мы называем приватизированным государством и в итоге путинизмом.

Такое, пока латентное, политическое напряжение внутри общества и в стране — население против руководителя, против его группировки, против модели и практик управления страной, против режима — неизбежно приведёт к своему вскрытию, то есть к социально-политическому кризису и взрыву, которые прогнозируются в среднесрочной перспективе.

 Можно ли исключить или минимизировать вероятность распадных явлений в стране, аналогичным происходящему в СССР в 1991 году? Можно, поскольку на сегодня мы этот урок можем извлечь. Мы — это часть российского общества, часть научного сообщества. Это возможно, поскольку разработан план и логистика оздоровления страны и Большой проект переустроения и управления страной с элиминированием указанных явлений и многих их следствий и разветвлений. Такой шанс есть, но зависит он от граждан, от лидеров общественного мнения, от гражданских позиций, в том числе, российской науки, от информационной экспансии с этим пониманием и с этими планами и проектами, в том числе, и в мировом информационном пространстве.

 Россия может оздоровиться, может вернуться в мир, может перейти к позитивному развитию. Может освободиться от проклятья криминального государства. В этом оптимистический итог на фоне довольно тревожных выводов и решений задач, которые мы презентовали.

показать комментарии ( 52)