Срамная лавка или сексшоп? Власти не оставляют надежды убрать нерусские названия

Срамная лавка или сексшоп? Власти не оставляют надежды убрать нерусские названия

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко решила взяться и за русский язык, возмутившись «засильем» иностранных слов. Она поручила комитету по образованию изучить ситуацию, и предложить меры борьбы с этим явлением.

 

Между тем «Новые Известия» уже неоднократно писали о подобных предложениях и попытках, которые с незавидной частотой высказываются и предпринимаются различными общественными деятелями. Писали мы и полной бесполезности этого занятия, поскольку любой язык в мире развивается не в зависимости от наших хотелок или нехотелок, а от объективных условий, существующих в среде его носителей. А потому сперва следует долго и кропотливо создавать условия, при которых он начнет избавляться от иностранной зависимости, а не наоборот, как предлагают нам «реформаторы», в том числе и Матвиенко.

О том, что эта идея обречена на провал говорят и филологи. К примеру, ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН Ирина Левонтина в интервью радиостанции «Говорит Москва» предупредила о том, что новая попытка не приведет ни к чему: «С XVIII века идут эти разговоры, что русский язык портят заимствованиями. Языку очень трудно что-либо навязать. Можно придумать, что нужно вместо «селфи» говорить «фотографирование себя». Очевидно, что это не привьётся. Инициативы о критике иностранных слов — это вполне естественно.

Другое дело, зачем это сейчас делают Матвиенко и прочие, как будто ничего нет более важного, как разговоры о том, стоит ли заменить кэшбек русским словом. Это делается для того, чтобы создать видимость активности и привлечь к себе внимание. Когда государство вмешивается, обычно ничего хорошего из этого не происходит…»

Инициатива Матвиенко, как и все предыдущие, вызвала массовую ироническую реакцию в социальных сетях. Так писатель Денис Драгунский пишет:

«Дали установку, что надо очищать русский язык от иностранных заимствований. Это хорошо. Начнем с кофе.

Само слово иностранное. Но кофе - это как бы бобы, нет? Пусть он/оно будет "бобо".

Эспрессо - "выкобень" или, для неграмотных - "быстряк".

Капуччино - "голубор" (чтоб не говорить инослово "шапка")

Американо - "пополамчик"

Маккиато - "красунчик"

Латте - это проще всего: "молочняк".

***

Эй, половой! Два бобо без услады. Пополамчик для Васи, а мне двойной быстряк…»

Под стать и комментарии: невозможно удержаться и не привести самые веселые из них:

Как быть с иностранным словом «какао»? Тоже бобы, как и кофе. И там бобо, и здесь бобо. Или кофе - бобо, а какао - бобао. Чтобы не перепутать…

- А никого не оскорбит, если я закажу бобо с миндальным молочняком?

- Цикорий, сука, тоже нерусское слово, а вот «синецветов корень, толченый» - это по-нашему.

- Только кофе, увы, не бобовое вовсе. Это ягода. Так что напиток - ягодный взвар "ягдо", чтобы не употреблять уже осквернённое вражеским Шекспиром слово "яго" (идейно чуждое "ягодо" отвергнем с ещё большим негодованием). Хотя "двойной чёрный яго" звучит обещающе.

- Ну «быстряк» слово многозначное. Может быть синонимом к слову «перепихон», например. Или антонимом к слову «медляк».

- Ну давайте начнем со спикеров: говорун Валентина Матвиенко, говорун Владимир Володин. Хорошо же звучит! По существу!

- А ведь даже наш ядреный мат тоже пришлый. Так что ж, теперь, кроме родного слова «блин!» ничего и не скажешь? Когнитивный диссонанс, однако!

- Красунчик тоже нельзя. Это украинское слово. Тогда уж по нашему, по простому: красава.

- Тогда уж сексшоп нужно делать «срамной лавкой», или еще лучше: «срамной ряд» - по примеру с «калашным рядом».

показать комментарии ( 6)